Ресурс Инвест: технологии, техника, оборудование
Информация · Мнения · Предложения
 

Мировую катастрофу
сможет предотвратить только
фундаментальная научная реформа


Спонсор web-проекта - VINCHI GROUP - хостинг для сайтов, производство и модернизация web-ресурсов.
Начала органической космологии. Идентификация Вселенной как живого организма. · Российский промышленный форум

мнение
Кто прав? Эйнштейн или академик Логунов?

Кто прав?
Эйнштейн или академик Логунов?


[ читать подробнее ]


карта сайта
· главная
· разделы
· все статьи и материалы
· бизнес-мониторинг
· ссылки
· добавить ссылку
· скачать
· обратная связь
· участники
· статистика
· Ваш аккаунт
· расширенный поиск
· Top 10
· форум портала
· студия Plasmer Engineer

наука

Парадоксы
современной науки:

Прошлое и будущее также реальны, как и настоящее



колеса K&K и iFree
· Литые диски K&K
· Фотоподбор колес
· Интернет-магазин K&K
· Интернет-магазин iFree


создание роботов
Создание роботов - теория, практика, компоненты

СОЗДАНИЕ РОБОТОВ: теория, практика, компоненты. Секреты мастерства. Программирование роботов. Обсуждение проектов.
· Ссылки по теме...


counter
Rambler's Top100


TopList
Rambler's Top100

последние статьи
· Радиология-2007
· Центр телемедицинских технологий ФГУ ''СОМЦ РОСЗДРАВА''
· Ученые отвергают «Философию нищеты»
· Невский Радиологический Форум ''Новые горизонты'' 2007
· Возможности и методы цифровой рентгенодиагностики и радиационной безопасности на
· Качество и безопасность изделий медицинского назначения однократного применения
· Антитеррор: комплексный подход
Мониторинг статей...

Инноватор
· Плазменные станки с ЧПУ для резки труб
· Металлообрабатывающие плазменные станки с ЧПУ Артплазма 3015
· Новогоднее предложение! Портальная машина термической резки с ЧПУ SteelTailor Dragon I
· Новинка 2016! Аппарат плазменной резки Powermax 45XP (Hypertherm)
· Оборудование с ЧПУ для изготовления мебели
· Станки плазменной резки с ЧПУ ”Tornado GM”
· 5-ти координатные станки плазменной резки металла с ЧПУ«Кристалл»
· Фрезерные станки с ЧПУ АртМастер
· Useful Quotes and Messages
· Металлорежущие станки плазменной резки с ЧПУ ”Tornado GM”
· Предлагаем услуги изготовления лопастей для винтовых свай
· Предлагаем изготовление сварной балки по заказу 30К1

[ Опубликовать ]
[ Инноватор ]

  
Развитие регионов - государственное мышление и ответственный подход.
Сергей Латинов: Thursday, December 27 @ 11:53:51 GMT-3
Служение государству Стратегия развития Красноярского края (часть первая) в разработке избирательного блока "Наши!", оппозиционного настоящему составу краевой администрации.


БУДУЩЕЕ КРАЯ: СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ

С чего обычно мы начинаем рассказ, если нас спрашивают о нашей родине, о Красноярском крае? Первое, о чем мы вспоминаем - природные богатства, огромные территории и промышленный потенциал.
Мы говорим, что наш край занимает 14% территории Российской Федерации. На его площади могут свободно разместиться несколько крупных европейских государств, подобных Франции и Великобритании. Мы говорим, что в Красноярском крае сосредоточены основные национальные запасы платиноидов, меди, никеля, свинца, крупные месторождения золота, графита, талька, более 60% энергетических углей, 15% запасов российской древесины, 10% нефти и газа от разведанных на территории страны, а также существенная часть общероссийских водных ресурсов…
Мы часто и с нескрываемой гордостью говорим о нашем крае как о регионе, который устойчиво занимает второе место в Сибири по показателям объема промышленного производства, по инвестициям в основной капитал, а также по величине средней заработной платы. Квинтэссенцией сказанного могут служить и официальные статистические данные, согласно которым 2000 год край закончил со вторым по размеру в Сибири профицитом бюджета.
Мы говорим об этом порой так часто и с таким пафосом, что может показаться, будто мы сами закачали нефть в эвенкийскую землю, спрятали в недра края медные и никелевые руды, уголь, платину и золото, проложили русло для Енисея и Ангары и посадили безбрежную тайгу. И цены на сибирские ресурсы тоже сами "загнали" за два последних года на мировых рынках на небывалую высоту, что и позволило нам выполнить бюджет и решить многие финансовые проблемы.
Но ведь это не так! И гордость наша не всегда обоснована. Можно ценить природные богатства, радоваться солнцу и горам, восхищаться мощью великой реки. Но гордиться ими как собственным достижением нельзя. Гордость всегда результат сделанного. И не всякого, а только такого, что не обесценивается. Гордость прокладывает мостик между прошлым и будущим, придает им смысловую связанность. Она - итог самоопределения в жизни. Причем самоопределение это должно быть реалистичным. Иначе гордость подменяется гордыней, уверенность самомнением, стратегичность - мечтательностью.
Пока мы не дадим себе честный ответ, что с одной стороны - подарено нам природой, создано трудом предшествующих поколений либо является результатом случайного стечения внешних обстоятельств, а с другой - есть наша собственная заслуга, реальной картины нынешнего социально-экономического положения мы не получим. Как и не создадим надежной стратегии развития края на перспективу. Только подробный анализ достигнутого позволяет найти исходную точку отсчета для осмысленного и правильного шага в будущее.

УТРАТА ОРИЕНТИРОВ РАЗВИТИЯ

На протяжении всей истории освоения сибирских земель, включая и территорию нашего края, Россия действовала на основе определенной стратегии.
В чем она состояла раньше, мы определить можем. Достаточно поднять в архивах проект Красноярской пограничной линии по русско-джунгарской (до середины XVIII века) и русско-китайской границам, подготовленный в 1746 году инженером-капитаном С. П. Плаутиным. Можно познакомиться с материалами правительственной Комиссии по вопросу строительства железной дороги через всю Сибирь (комиссии ИРТО), Особого совещания по крестьянскому делу, государственной комиссии по электрификации России (ГОЭЛРО) или Совета по размещению производительных сил при Госплане СССР. В конце концов можно прочесть решения съездов компартии, в которых ставились задачи перед страной на очередные пятилетки.
Особенностью всех этих стратегических ориентиров и планов являлось наличие в них государственного интереса и комплексности в освоении края. Они предписывали прибывающим на красноярские земли переселенцам государственную миссию и вносили в развитие территории свою логику.

У истоков особого государственного интереса к сибирским землям вообще и приенисейским, в частности, в первую очередь лежала потребность в природных ресурсах, находящихся на огромной и удаленной от внешних границ территории. Их всегда было значительно больше, чем реально могло освоить проживающее здесь население.
Эта ресурсная избыточность определяла тип освоения и социально-экономическую специализацию края. Сюда на протяжении всей его истории Большая Россия направляла свой потенциал в виде идей, финансов, организованных потоков миграции. Поэтому и развитие края всегда было освоением Россией новых ресурсов: земли как сельхозугодий и торгово-транспортного коридора; леса; полезных ископаемых; гидроресурсов. Даже географическая удаленность от внешних границ (а значит, и от внешних врагов) и та стала ресурсом при размещении в Красноярском крае в 1940-70 годы заводов-дублеров оборонных предприятий, расположенных в европейской части России.
Пробиваясь к ресурсам края, страна каждый раз прокладывала новые транспортные пути и строила населенные пункты нужного типа.
Сначала тракты и водные пути связали административно-военные форпосты. Потом вдоль Московского тракта был проложен "Транссиб". Расположенные на нем города и станции стали центрами индустрии и торговли.
Советское освоение края повлекло становление новой системы коммуникаций: возросла плотность железных дорог; была построена сеть шоссейных; открыт Северный морской путь; начали осуществляться местные авиаперевозки.
Развитие края приобрело индустриальный и урбанистический характер. Из цепочек населенных пунктов, технологически связанных производств, транспортных путей и людских потоков каждый раз формировался особый "коридор развития". Он начинался в Большой России и "накрывал" край, придавая хозяйствованию и проживанию в нем государственный смысл, изменяя природный и социально-экономический ландшафт, обеспечивая системное и комплексное освоение территории.


Все это относится в основном к прошлому. В новейшей истории изменилась наша страна, другим стало в ней место Сибири и Красноярского края. В связи с этим встал принципиальный вопрос - сохраняются ли в качестве ресурсов развития те факторы, на которые в прежние времена Россия опиралась в приенисейских землях?

Какое значение имеют сейчас, в частности, обширная территории и удаленность от внешних границ? Ведь они считались едва ли не главными обстоятельствами, определявшими геополитическое и геоэкономическое положение края, его уникальность и ценность для страны в целом.
Сегодня эти факторы оборачиваются для нас дополнительными трудностями выхода на сбытовые структуры мировых рынков и повышенными транспортными расходами. Например, при транспортировке углей в энергодефицитные дальневосточные регионы доля транспортной составляющей в отдельные периоды времени поднимается до 70%, а для средне удаленных потребителей - до 55% от цены на уголь.
Обширная территория в качестве площадки для транспортного коридора пока еще сохраняет свою ценность. Однако плотность перевозок по "Севморпути" постоянно падает, а эксплуатация кроссполярных трасс из Северной Америки и Европы в Азию над Арктикой и Сибирью вряд ли принесет большие доходы кому-нибудь кроме корпорации "Боинг", производящей самолеты, которые способны преодолеть воздушное пространство России по кроссполярному маршруту без промежуточных посадок.

Может быть стратегическим ресурсом края является его дикая природа? Именно ее неосвоенность первоначально привлекала колонистов на берега Енисея. Пятнадцать десятин земли, которые нарезались переселенцам на одну "мужскую душу" из казенных сибирских земель (по закону 1889 года) в те времена, оправдывали все тяготы и лишения миграции.
Сегодня дикая природа сама по себе представляет для нас условную ценность. Кто здесь будет осваивать новые земли, если из года в год мы теряем свое население? Аграрное освоение края закончилось еще в 1980-е годы. Тогда были свернуты масштабные мелиоративные работы, и в сельском хозяйстве практически прекратился технологический рост. Теперь мы сокращаем посевные площади и уменьшаем поголовье скота…
Без обеспечения технологического роста мало обжитые земли могут стать местом утилизации промышленных отходов. Такое использование территории для нас не является новым. И прежде освоение Красноярья сопровождалось "экстернализацией" (удалением от себя) производственных издержек в виде снижения стандартов охраны окружающей среды.
Так, 30-40 лет назад в Красноярске общее количество промышленных предприятий перевалило за сотню. Они стали занимать более половины территории города, в нем почти не осталось санитарно-защитных зон. В настоящее время производственные объекты окружают Красноярск с трех сторон. У многих из них, например, у "Красмашзавода", до сих пор практически отсутствуют собственные очистные сооружения.
Норильск со времен СССР удерживает «лидерство» в стране по показателям загрязнения окружающей среды. Немало других примеров.
Сегодня Красноярский край, наряду с Тюменской областью, имеет самую высокую загрязненность воздушной атмосферы не только в Сибири, но и в целом в Российской Федерации. И теперь неосвоенную дикую природу края предполагается использовать еще и для утилизации ядерных отходов. Неужели в таком качестве неосвоенные земли для нас являются пропуском в будущее?

Может быть основной потенциал развития сохраняется в индустриальном комплексе, который унаследован нами с прежних времен?
На первый взгляд последние годы дают основания для некоторого оптимизма. В частности, индекс физического объема промышленного производства в 2000 году возрос на 5%. Наиболее значителен он в машиностроении (15%), цветной металлургии (7%), лесной промышленности (5%). Но при этом общего технологического роста пока так и не наступило. Более того, объемы производства в ряде отраслей упали: в черной металлургии (на 9,5%), в легкой промышленности (на 20,5%), пищевой (на 13%), мукомольно-крупяной и комбикормовой (на 21,3%).
Об индустрии Красноярского края сегодня вряд ли можно говорить как о едином целом. Если в ней выделить несколько предприятий в горнодобывающей и металлургической промышленности, энергетике, топливной и лесной отраслях, то окажется, что именно на них приходится почти 85% общего объема промышленного производства. Так, только в 2000-м году почти 79% объема промышленного производства края обеспечено: Норильской горной компанией (сейчас ОАО ГМК «Норильский никель»), Красноярским заводом цветных металлов и северо-енисейскими старателями. В значительной мере это результат того, что именно они смогли воспользоваться конкурентными преимуществами, унаследованными от советской индустриализации, и наличием значительных разведанных и осваиваемых природных ресурсов.
Могут ли рассматриваться эти предприятия в качестве движущей силы развития всей территории, если они перестали быть государственными, а центры их управления вынесены за пределы нашего региона? В последние годы мы потеряли свое представительство в органах управления "Красноярскэнерго". Энерго-металлургический комплекс, включающий в себя Красноярский алюминиевый завод, Ачинский глиноземный комбинат и Красноярскую ГЭС, вначале оказался в руках TWG и "Российского кредита", а сейчас перешел под контроль "Русского алюминия". На льготных условиях отошла в частные руки "Красноярская угольная компания". Ачинский нефтеперерабатывающий завод принадлежит "ЮКОСу", который планирует осваивать нефтегазовые месторождения на севере края и в Эвенкии. Норильский комбинат de facto перестал существовать как самостоятельный хозяйствующий субъект; его судьбу разделит и РАО "Норильский никель". На месте прежних структур создана ГМК "Норильский никель", зарегистрированная на Таймыре, но штаб-квартиру имеющая в Москве… Готовы ли эти предприятия взять на себя миссию развития региона в целом, если остальная его индустрия, во-первых, имеет сомнительные перспективы использования в XXI веке, а во-вторых, технологически слабо сопряжена с горнодобывающей и металлургической промышленностью, топливно-энергетической и лесной отраслями. К примеру, из почти 4-х-миллиардного заказа на поставки для нужд Норильского промрайона, распределенного на 2001 год, предприятиям края в лучшем случае достанется контрактов на сотню-другую миллионов рублей.
Несколько упрощая и драматизируя ситуацию, ее можно представить следующим образом. Часть флагманов красноярской экономики получили мощнейшие пробоины и озабочены теперь лишь борьбой за собственное выживание. Группа предприятий, специализирующихся на добыче и первичной переработке природных ресурсов, чувствует себя по-прежнему уверенно - но движется вперед, не особенно оглядываясь по сторонам. Оставшиеся пытаются без компасов и навигационных приборов проложить свой маршрут в рыночном море.

Каков итог? Он очевиден. Некогда существовавшая ясность в вопросах, на какие ресурсы опираться, в каких местах селиться, над чем работать, во многом утрачена. Стратегии развития края сегодня фактически нет. Его социально-экономическое освоение перестало быть комплексным и системным.

РАСПАД ЕДИНОГО КРАЕВОГО ПРОСТРАНСТВА

Главным последствием «размывания» стратегических приоритетов и утраты экономикой некогда характерной для нее комплексности стал процесс, который условно можно назвать фрагментацией края: делением его на отдельные производственные комплексы, территории, части, связи между которыми начинают разрушаться. Многое из того, что создавалось для всей страны, больше, оказывается, ей не нужно. Долго отстраивавшееся единое социально-экономическое пространство в виде транспортных путей, предприятий, поселений начинает "сворачиваться", "исчезать".

Конечно, в крае существуют зоны относительного благополучия: Норильский промышленный район; территории расположения угольных разрезов (Бородинский, Назаровский, Шарыповский), энерго-алюминиевого комплекса (Красноярск, Ачинск, Дивногорск), первичной лесопереработки (Лесосибирск), Олимпиадинское месторождение золота (Северо-Енисейский район). Они представляют собой своего рода автономные сырьевые колонии. Их базовые предприятия имеют собственные планы развития, используют транспортные коммуникации, которые, как правило, краевые власти уже не контролируют.
На этих территориях создается львиная доля производимой в крае продукции. Если изъять ее из статистического учета, то наш край по своим показателям окажется в одном ряду с беднейшими регионами России.
Несколько иная ситуация с "закрытыми" городами - Железногорском и Зеленогорском. Частично они эксплуатируют природные ресурсы края (в первую очередь слабую заселенность территорий, уникальные ландшафты и пр.), но представляют собой в том числе сектора высокотехнологичного машиностроения.
ЗАТО и «сырьевые» районы Красноярья объединяет главное: они практически не нуждаются в межотраслевой и межтерриториальной координации, исходящей от административного центра - города Красноярска. В то же время экономика остальных территорий края, а также нормальное функционирование самих органов власти во многом зависят от взимаемой с ЗАТО и «сырьевых зон» своего рода колониальной ренты.

В краевом бюджете быстрыми темпами нарастает доля налоговых платежей Норильского промрайона: в 1998 году она составляла около 40%, а в 2000-м уже приблизилась к 70%. Доля расходов краевого бюджета в общем объеме бюджетных затрат увеличилась в 2000 году в сравнении с 1999-м с 40 до 52%. За прошлый год в бюджеты муниципальных образований дополнительно к средствам фонда финансовой поддержки территорий (ФФПТ) были направлены субвенции в сумме 1,2 млрд. руб., что в 3,5 раза превышает аналогичный показатель за 1999 год…
Вывод, который напрашивается из анализа складывающейся пространственной организации, выглядит следующим образом.
Между зонами добычи и первичной переработки сырья и «оставшимся» краем связь пока еще держится на эксплуатации общих инженерных инфраструктур (транспортных, энергетических и пр.), а главное - на административном контроле. При этом инфраструктурная связь имеет тенденцию к постоянному ослаблению. Обрело самостоятельность "Таймырэнерго". Реформа МПС, создающая самостоятельных грузоперевозчиков, резко уменьшает влияние территориальных органов управления железной дорогой. Открытие оптового рынка электроэнергии для владельцев генерирующих мощностей ослабит краевой контроль за энерго- и теплоснабжением.

Обособление немногих относительно благополучных производственных объектов, городов и районов происходит в условиях, когда другие территории края, переживают упадок в большей части производственных сфер, начиная от сельского хозяйства и заканчивая предприятиями оборонного комплекса.
Производственные потери, приводят к утрате инфраструктур. Созданные под один масштаб и тип деятельности, они зачастую становятся избыточными и слишком дорогостоящими для предприятий, населенных пунктов, для людей. Рассчитанные на советский тип эксплуатации и соответствующие валовые показатели, инженерные инфраструктуры физически уже не могут быть приспособлены к новому типу жизни и хозяйствования. Отсюда - непроизводительные расходы на их содержание. Например, объем предоставленных услуг в жилищно-коммунальном хозяйстве края в 2000 году составил 2,2 млрд. руб. В то же время кредиторская задолженность на 1 декабря 2000 года достигла 4,4 млрд. рублей (306,6% от годового объема услуг ЖКХ).

Свертывается ранее державший арктический фланг нашего края Северный морской путь. Объем перевозок по нему упал на порядок. Ветшают флот и портовое хозяйство. Причальные стенки от Мурманска до Дудинки раскупаются частными компаниями.
В регионе существенно упала плотность внутренних авиаперевозок. Печальная судьба созданной для их развития авиакомпании "Енисейский меридиан", ставшей банкротом, известна многим.
Край фактически не имеет теперь единой системы радиосвязи и телевизионного вещания.
Количество аварий на инженерных инфраструктурах края и ухудшение их общего состояния нарастают. Общая протяженность тепловых сетей, нуждающихся в замене, увеличивается из года в год: в 1996-м - 298 км., 1997-м - 316,7 км., 1998-м - 319,1 км., 1999-м - 410,6 км., а в 2000-м уже 514,6 км. (это четвертая часть их общей протяженности!). За этот же период времени практически удвоилась протяженность аварийных и ветхих электрических сетей, достигнув отметки в 1527,7 км. (также четвертая их часть). Количество ветхих водопроводных сетей за последние пять лет выросло в 2,5 раза, до 1152 км., это уже почти треть имеющихся сетей. Общее количество аварий на инженерных сетях ЖКХ края за 1996-2000 годы выросло более чем вдвое и достигло в 2000 году отметки в 4348.

В целом все эти потери (технологий, производств, инфраструктур) оборачиваются кризисом поселений. Жизнь в них становится бессмысленной, а содержание чрезвычайно дорогих инфраструктур и убыточных производственных комплексов перегружает невыполнимыми обязательствами местные бюджеты.
Первыми пострадали поселения, связанные с обороной страны: снятие пограничной охраны, ликвидация застав, закрытие военных городков.
В трудной ситуации оказались монопрофильные города, ибо продукция их предприятий мало востребована нынешней экономикой (Сосновоборск, Игарка).
Особо проблемную категорию составили населенные пункты, расположенные в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях. Там уже сегодня проживает около 100 тысяч некоренного населения, занятость которого невозможно обеспечить в долгосрочной перспективе. Они существуют за счет так называемого сезонного "северного завоза", финансируемого из бюджетных источников и значительно сократившегося в последние годы. Даже небольшой сбой в его механизме, как показал недавний пример Эвенкии, в любой момент может поставить под вопрос само выживание людей в суровых климатических условиях сибирского севера.
Пожалуй, больше всего потеряло село, в том числе в социальной сфере, в материально-техническом обеспечении жизни и пр. Сейчас в крае медленно умирает больше сотни деревень и поселков, в которых полностью прекращена сельскохозяйственная деятельность.
И в прежние времена каждый новый шаг развития приводил в первую очередь к выкачиванию ресурсов (материальных и людских) из сельской местности. Но раньше кризис жизни на селе не был таким острым. На смену старым типам сельских поселений всегда приходили новые (отделения колхозов и совхозов, агрогородки и пр.) Кроме того мигрантов из села всегда были готовы принять города и промышленные поселки края, в которых существовал избыток рабочих мест. Сейчас картина иная: переселенцев из деревни нигде не ждут.

Еще одним аспектом свертывания краевого пространства является то, что, помимо утраты технологий, производств, потери инфраструктур и кризиса поселений, деформируется пространство жизни людей, утрачиваются их навыки и способности. Происходит утрата того, что обычно называется "человеческим капиталом". С одной стороны, мы просто теряем население. Интенсивно идут процессы общего старения жителей края. Число учащихся в красноярских школах уменьшается. Снижается обеспеченность населения услугами образования, здравоохранения и культуры. Эти и другие объективные причины приводят к распространению пьянства, наркомании, профессиональной деградации трудоспособного населения.

Как реагирует на эти процессы власть?
Стиль и методы сегодняшнего краевого управления в чем-то сходны с поведением властной элиты в переживаюших упадок империях.
Получая основную финансовую подпитку от нескольких предприятий сырьевого сектора, краевое руководство пытается «закрывать» наиболее острые социальные проблемы, удерживать ускользающие из рук возможности, создавая при этом видимость блеска и процветания.
Но управление, построенное на перераспределении колониальной ренты, требует беспрестанного роста бюрократического аппарата, провоцирует раздувание бюджетной сферы, а не реального производства. И тогда уже одного первого и двенадцати простых заместителей губернатора окажется недостаточным. При этом утрата реального влияния маскируется все более пышными и грандиозными ритуалами: международными визитами, торжествами, парадами, демонстрацией "вооруженных сил" из кадетских корпусов и казацкого войска и пр. Но это только форма, содержания за ней уже нет.
Политика сводится к популизму и интригам. У власти оказываются случайные люди, "временщики", озабоченные лишь конвертацией своих властных полномочий в материальные блага. Пышным цветом расцветают фаворитизм и клановость. Доверие и самостоятельная ответственность подменяются формальной включенностью в отношения с властью и «личной преданностью», подтверждаемой регулярными клятвами.

Следующим шагом в распаде империй и развале прежней системы управления обычно является утрата контроля над колониями. Империи сначала соглашаются на самые что ни на есть невыгодные для них предложения. Потом - мирятся с утратой своего реального влияния на дела в колониях, что маскируется еще долго сохраняемой личной унией или особым статусом, формально фиксирующим связь с метрополией.
Английская королева является главой Канады и Австралии, но никто не считает, что канадцы и австралийцы должны платить за это Британии. Более того, Британия утратила контроль над своими заморскими владениями еще тогда, когда была отмечена на карте как страна, «над которой никогда не заходит солнце». "Вестминстерский статут" 1932 года зафиксировал, что британские доминионы входят в территорию империи, но живут по своим законам. У нас в крае такими доминионами являются пока автономные округа и ЗАТО, но может быть, очередь дойдет и до муниципальных образований? Что происходит потом? Вас просто извещают, что в следующем году налоговые суммы, выплачиваемые в "имперский" бюджет, сокращают в несколько раз. Или прекращают их платить вообще без всякого уведомления. Политическое влияние, финансовые ресурсы, интеллектуальный потенциал концентрируются в колониях. При этом экономические, социальные и административно-политические процессы, протекающие в них, перестают контролироваться метрополией.

Все это уже заметно и у нас. О производственных и корпоративных изменениях на основных краевых предприятиях чиновники исполнительной власти нередко узнавали из газет. Первые лица государства напрямую встречаются с хозяевами и менеджерами корпораций, а вот с руководством края темы для обсуждения находят с трудом. Если только речь не идет о возникающих всегда «неожиданно» социальных и экологических катастрофах…
Государственная власть начинает откровенно обслуживать интересы крупных финансово-промышленных групп (ФПГ), неуклюже лавируя между требованиями конкурирующих бизнес-структур. Самостоятельность в принятии ключевых решений подменяется стремлением угодить наиболее сильной в политическом и финансовом отношении группировке. При этом нет никаких гарантий, что приход новой промышленной или финансовой компании преследует долговременные цели, а не является элементарным корыстным желанием управлять финансовыми потоками краевых предприятий в ее конъюнктурных интересах.
Управленческая элита края раздроблена и обескровлена перманентным противостоянием "чужаков" и коренных красноярцев. Кадровый состав администрации в последние два-три года пополнялся в основном за счет рекрутов из столицы и иных российских регионов. Большинство из них были делегированы теми или иными трансрегиональными ФПГ, желавшими участвовать в приобретении собственности в крае на льготных условиях.

Таким образом, в условиях углубляющейся социально-экономической фрагментации краевого пространства, сегодняшние методы государственного управления явно не отвечают современным потребностям нашего региона. Они не просто не обеспечивают развития, а фактически тормозят его. Если ситуация не изменится, краевое руководство может быть полностью "приватизировано" бизнесом. Оно потонет в текучке частных, сиюминутных решений, и говорить о нем как о самостоятельном и значимом субъекте управления будет просто нельзя.

Краевая власть сегодня должна не плыть по течению, ограничиваясь непрерывным «залатыванием» очередных бюджетных «дыр», но сконцентрировать силы, посмотреть в будущее и взять на себя роль организатора новой волны социально-экономического развития в крае.
Да, государство - уже не главный экономический субъект. Но именно ему, государству, даже на региональном уровне, вполне по силам обеспечить необходимый уровень координации, увязать совместные планы работы лидеров краевой экономики и пока еще убыточных предприятий других отраслей с тем, чтобы провести своего рода новую "сборку" края, придав утраченную комплексность, связанность и системность организации жизни на его территории.

ВЫБОР БУДУЩЕГО КРАЯ

Итак, предыдущая «волна» освоения края уходит в прошлое. Уходит со своими преимуществами и недостатками. Уходит тяжело и болезненно.
Но жизнь не стоит на месте. В глубоких противоречиях, пока еще не очень четко, но уже определяется основной вектор будущей социально-экономической активности в крае. А может быть (и этого очень хотелось бы) определяются контуры его нового подъема.
Судя по всему, впервые за более чем трехсотлетнюю историю приенисейского края, это новое освоение (будем надеяться, что оно состоится) станет осуществляться без масштабного государственного финансирования и массовых переселенческих процессов. Основным его двигателем, по-видимому, станет крупный частный капитал: прежде всего производственные кампании сырьевых отраслей. Они уже пробивают новые «коридоры развития» через существующий хозяйственный и социально-политический ландшафт, а точнее - через жизнь красноярцев.
Крупные корпорации обладают финансовыми ресурсами, технологиями, в том числе и управления, формируют кадровый резерв, обеспечены федеральной поддержкой. И может быть самое важное: они интегрированы в мировые экономические процессы и свою задачу видят в их распространении на нашу территорию.
При всех потерях и издержках, сегодня у нас есть необходимые условия для нового экономического старта и последующего успешного развития. Ныне мало сопряженные между собой отрасли промышленности, населенные пункты, транспортные пути, их соединяющие, потоки капитала, рабочей силы и идей могут быть объединены в качественно иной социально-экономический регион - "новый Красноярский край".

Среди объективных предпосылок производственной интеграции, создающей условия для нового экономического «рывка», можно назвать следующие.

Первое. Интенсивное развитие масштабных производств, связанных с добычей и первичной переработкой природных ресурсов, расположенных на территории края либо в непосредственной близости от его границ. Руды цветных металлов, лесные массивы, источники электроэнергии, запасы природной питьевой воды, рекреационные возможности ландшафта объективно делают край привлекательным для производительного капитала. В частности, программа развития до 2010 года предприятий "Норильского никеля" оценивается в 3,5-5 млрд. долл. США. Они должны распределиться следующим образом: на рудную базу - 42%, обогатительное производство - 16%, металлургия - 17%, на производственную инфраструктуру (главным образом энергетику и теплоснабжение) - 25%. Трудно оценить, во что обойдутся разработки новых месторождений нефти и газа в северных районах края, Эвенкии и соседней Якутии. Можно лишь, в качестве сравнения, привести цифры, характеризующие объем инвестиций 1970-80 годов в развитие аналогичной отрасли в куда более компактной и транспортно доступной Тюменской области: 200 млрд. долл. США.
В любом случае освоение природных ресурсов будет сопровождаться направлением в зоны их разработок значительных капиталов. Горнодобывающая промышленность, металлургия и ТЭК, лесозаготовка и лесопереработка являются чрезвычайно фондоемкими, требуют постоянных поставок оборудования и комплектующих. К тому же эти же отрасли могут развиваться лишь при наличии гигантских транспортных, энергетических и прочих инженерных инфраструктур. Экономическая активность приобретает тем самым характер "фронтального" наступления.
Известно, что инвестиции и увеличение выпуска продукции в горно-металлургическом секторе приводят к совокупному повышению спроса и выпуска товаров и услуг в других отраслях. Например, для относительно схожей по климатическим особенностям с нашим краем Канады увеличение добычи полезных ископаемых на 1 доллар приводит к росту ВВП на 9,5 доллара. Вряд ли следует ожидать развития машиностроения и горнодобывающей, металлургической, лесной отраслей и ТЭКа, а также судостроения в Норильске, Эвенкии, Якутии и Кузбассе. Производственных мощностей и человеческого капитала в этих районах едва хватает для добычи и первичной переработки сырья. Значит заказы на все необходимое для нормального функционирования производства будут размещаться за пределами данных экономических регионов.

Второе. Во время досоветских и советских волн освоения приенисейских территорий были сформированы стратегические транспортные пути: "Транссиб", "Севморпуть", авиаузел Красноярска, отлажена навигация по Енисею и другим рекам. Были сформированы также точки их пересечения, так называемые "мультимодальные" транспортные комплексы, которые собираются в единый "пакет", позволяющий наиболее выгодно комбинировать способы доставки грузов.
"Пакетность" транспортных инфраструктур на территории, с одной стороны, а с другой - близость "мультимодальных" транспортных узлов к интенсивно развивающимся новым экономическим регионам дает шанс для включения в них Красноярска, портов на Енисее и железнодорожных станций на красноярском участке "Транссиба". У красноярских предприятий появляется возможность выступить поставщиками своей продукции для северных территорий края, Кузбасса и Якутии.

Третье. Один из важнейших факторов нового освоения - концентрация основных людских ресурсов вне зон сырьевых разработок. Основная часть населения, составляющего около трех млн. человек, проживает сегодня в узкой полосе, проходящей вдоль "Транссиба" и южной границы края. Именно оно составляет "человеческий капитал", который легче всего использовать для освоения сырьевых зон: меньше транспортные издержки, легче проходит адаптация, больше возможностей для административного регулирования миграционных процессов.
Города края располагают структурой населения, которая позволяет развивать сферу услуг, включая услуги высокоинтеллектуальные, а также индустрию технологического обеспечения производства. Особую роль при этом может сыграть краевой центр. Именно в Красноярске собран весь "пакет" инженерных и социальных инфраструктур, необходимых для подготовки, жизни и работы высококвалифицированных специалистов. В столице края обеспечиваются максимально возможная плотность информационного обмена, формирование образцов и стандартов деловой активности. Как отмечается в материалах Всемирного банка, концентрация деловой активности в городах позволяет повышать производительности в широком диапазоне экономической деятельности.
Зависимость такова: производительность типичной компании вырастает на 5-10%, если размер города и масштабы местного производства удваиваются. Поэтому есть все основания полагать, что следующий этап развития края во многом будет этапом развития города Красноярска.

Четвертое. Наличие в городах края предприятий транспорта, машиностроения и химической промышленности, то есть отраслей, относящихся к технологическому обеспечению горнодобывающей и лесной промышленности, металлургии и ТЭКа, - еще один серьезный стимул к новому освоению. Как показывает история технологического развития России и мира в последние десятилетия, новые промышленные несырьевые производства (если их создание не финансируется государством), как правило, возникают в рамках старых индустриальных центров. Слишком сложно и дорого развертывать их на пустом месте.

Пятое. Сложившееся у нас единое административное, правовое и коммуникационное пространство для субъектов освоения сырьевых зон, с одной стороны, и остальных территорий и предприятий края - с другой. Это способствует формированию единообразных практик управления. Облегчает координацию действий. Обеспечивает возможность прямых контактов между субъектами, принимающими решения. Стимулирует необходимый уровень кооперативного поведения.

Шестое. Наличие самого ценного из ресурсов - времени, необходимого для принятия всеми заинтересованными сторонами согласованного решения о строительстве в Сибири нового «коридора развития» и привязки к нему основных компонентов краевой экономики.
В действительности, речь здесь идет о нескольких «временах»:
а) времени пока на мировых рынках сохраняются высокие цены на сырье, что дает возможность российским добывающим и перерабатывающим компаниям мобилизовать капитал на собственное технологическое перевооружение и инвестиции в сопряженные отрасли экономики;
б) времени, пока на постсоветском пространстве сохраняются одинаковые технологические стандарты, позволяющие выстраивать из красноярских предприятий единые технологические цепочки;
в) времени пока еще не началась масштабная реконструкция крупных горнодобывающих производств, энергетики и транспорта, на основе решений, авторы которых не предусматривают в их реализации нашего участия.
Каждое из этих «времен» протекает по-своему. Упустим одно из них - рискуем оказаться в числе беднейших регионов России. Сумеем уложиться в отведенные нам временные рамки - получим шанс стать крупнейшим межрегиональным центром. Таким, который будет «стягивать» на себя технологическую, инструментальную и кадровую поддержку наиболее перспективных отраслей производства не только в крае, но и в стране в целом.

Говоря о формировании качественно иного социально-экономического региона - "нового Красноярского края", необходимо учитывать перспективы его выхода за собственные административные границы и создания прочных кооперационных связей с другими территориями. В ближайшие годы разработка природных ресурсов в Сибири повлечет за собой следующее.
Во-первых. Будут образованы новые центры нефтегазовой промышленности в Якутии, Иркутской и Томской областях с доведением добычи нефти до 15-20 млн. т., газа - до 70-100 млрд. куб. м. Для их транспортировки в Восточной Сибири должны прокладываться новые трубопроводы общей протяженностью в десятки тысяч километров.
Во-вторых. По мере увеличения доли угля в топливном балансе страны, будет расти его добыча в Красноярском крае, а также в Хакасии, Кузбассе, где к 2020 году планируется довести ее добычу до 150-200 млн. т. В Иркутской и Читинской областях, в республиках Бурятия и Тыва - до 60-70 млн. т. Судя по всему, текущее десятилетие может стать периодом строительства углеобогатительных фабрик по всей Восточной Сибири.
В-третьих. В ближайшие годы должно быть реконструировано энергохозяйство. Уже сегодня более 40% блоков на теплоэлектростанциях Сибири отработали свой ресурс, после 2005 года эта цифра поднимется до 75%.
В-четвертых. В планах крупных российских компаний приступить к разработке месторождений меди (Удокан), редкоземельных металлов и руд в Читинской области, полиметаллических месторождений в Бурятии. Чрезвычайно перспективным представляется освоение крупных месторождений золота в Иркутской области (Сухой Лог) и Бурятии (Зун-Холбинское месторождение).
В-пятых. Развитие сырьевого сектора экономики Сибири потребует масштабной реконструкции транспортного комплекса. В том числе - строительства новых железных и шоссейных дорог, обновления флота и реанимации Севморпути.

Все эти регионы могут стать важными составными частями общего с нашим краем «коридора» развития - зонами его жизненных интересов. При этом вовсе не обязательно превращать край и сопряженные с ним территории в некую «единую» производственную компанию, объединяя отдельные производства отношениями собственности. Главное - добиться их технологической связанности.


Продолжение материала…


 
Посмотреть дополнительно
· Список всех статей раздела Служение государству
· Список публикаций от автора: Сергей Латинов


Самая читаемая статья: Служение государству:
Законодательный опыт защиты отечественных ресурсов


 
  
Производство и технологии
· ОПК в 2006 году по выступлению Сергея Иванова на ПМЭФ
· Представители General Motors нанесли визит компании "К и К"
· СОЖ и РМ-разные Эмульсолы
[ Перейти в раздел ]

Дизайн
www.cardesign.ru
· www.cardesign.ru
· Новости автодизайна. Дизайнеры. Конкурсы. Партнерство.

Техника Спецтехника
· В ГАИ Москвы появилась новая система видеонаблюдения
· Японцы оценили продукцию от "К и К"
· Дизайнеры K&K раскрывают секреты "Ирис" для Renault Logan
[ Перейти в раздел ]

Стройиндустрия
· Покупаем трубы б/у. Производим демонтаж магистралей, очистку. Пескоструй. Фаска.
· "АКВА-КОЛОР". Россия. Строительные краски и материалы. Материалы для творчества.
· Ремонт и строительство подъездных ж.д. путей
[ Перейти в раздел ]

Бизнес
· "Челябснабкомплект" предлагает трубы б/у (6500 р.т), лежалые, НКТ, СБТ, обсадные
· Предложения от турецкого производителя ERCE TEXTILE - трикотажная продукция
· Формат RSSB для обмена бизнес-информацией
[ Перейти в раздел ]

Вход для участников
Ник

Пароль

Регистрация

Опросы
Инвестиции в какой сектор могут наиболее способствовать сегодня общей динамике развития?

Жилищное и градостроительство. Коммуникации.
Машиностроение: транспорт, техника.
Станкостроение. Производство средств производства.
Приборостроение.
ВПК.
Агропроизводство. Продукты питания.
IT-технологии.
Электротехническое производство.
Добывающие отрасли. Химическое производство.
ТНП. Одежда. Обувь. Мебель. Бытовая химия.
Новые и ресурсосберегающие энергетические системы.



Результаты
Другие опросы

Голоса 111



Православный вэб-комплекс ЗОДЧЕСТВО
Спонсор вэб-проекта VINCHI GROUP : производство, размещение и модернизация вэб-ресурсов.
Наша искренняя благодарность руководству и сотрудникам фирмы VINCHI GROUP
за оказанное содействие в установке и запуске программного обеспечения портала.
This web site was made with PHP-Nuke, a web portal system written in PHP.
PHP-Nuke is Free Software released under the GNU/GPL license.