Ресурс Инвест: технологии, техника, оборудование
Информация · Мнения · Предложения
 

Мировую катастрофу
сможет предотвратить только
фундаментальная научная реформа


Спонсор web-проекта - VINCHI GROUP - хостинг для сайтов, производство и модернизация web-ресурсов.
Начала органической космологии. Идентификация Вселенной как живого организма. · Российский промышленный форум

мнение
Кто прав? Эйнштейн или академик Логунов?

Кто прав?
Эйнштейн или академик Логунов?


[ читать подробнее ]


карта сайта
· главная
· разделы
· все статьи и материалы
· бизнес-мониторинг
· ссылки
· добавить ссылку
· скачать
· обратная связь
· участники
· статистика
· Ваш аккаунт
· расширенный поиск
· Top 10
· форум портала
· студия Plasmer Engineer

наука

Парадоксы
современной науки:

Прошлое и будущее также реальны, как и настоящее



колеса K&K и iFree
· Литые диски K&K
· Фотоподбор колес
· Интернет-магазин K&K
· Интернет-магазин iFree


создание роботов
Создание роботов - теория, практика, компоненты

СОЗДАНИЕ РОБОТОВ: теория, практика, компоненты. Секреты мастерства. Программирование роботов. Обсуждение проектов.
· Ссылки по теме...


counter
Rambler's Top100


TopList
Rambler's Top100

последние статьи
· Радиология-2007
· Центр телемедицинских технологий ФГУ ''СОМЦ РОСЗДРАВА''
· Ученые отвергают «Философию нищеты»
· Невский Радиологический Форум ''Новые горизонты'' 2007
· Возможности и методы цифровой рентгенодиагностики и радиационной безопасности на
· Качество и безопасность изделий медицинского назначения однократного применения
· Антитеррор: комплексный подход
Мониторинг статей...

Инноватор
· glockstore
· Станки для плазменной резки
· Расходники для плазменной резки
· Extremely pleasant
· In any case
· Can you make living playing baccarat?
· Ahmedabad Escorts
· Аксессуары и расходные материалы к сварочным аппаратам
· Станок плазменной резки MAXIPROFF 3000
· Сварочные аппараты Cebora
· Как вызвать проститутку в Мск?
· Где заказать проститутку в Москве?

[ Опубликовать ]
[ Инноватор ]

  
Медицина труда в атомной промышленности и энергетике
Юрий Украинцев: Thursday, June 03 @ 21:15:58 GMT-3
Медицина и здравоохранение А.К. Гуськова
Государственный, научный центр — Институт биофизики МЗ РФ, г. Москва

Анализируются итоги пятидесятилетия медицинского сопровождения атомной промышленности и энергетики, являющиеся полезными для организации работ в области медицины труда в любой новой сложной и потенциально опасной по своей технологии деятельности.


Прошло уже более полувека от момента создания первых экспериментальных, а затем и промышленных атомных реакторов в нашей стране, с последующим изготовлением изделий военного и мирного назначения [1, 5, 6, 11, 19]. Как это характерно для становления предприятий со сложной и потенциально опасной технологией, отрасль прошла нелегкий путь от накопления необходимых знаний об источниках излучения до возможностей многообразного технологического воплощения с обеспечением безопасности условий труда. Все эти годы рядом с технологами были ученые и врачи, чье участие содействовало развитию отрасли, нормализации радиационной обстановки на предприятиях и в окружающих регионах, несомненно, способствовало постепенному оздоровлению персонала и населения [1, 5, 17].

Каковы главные уроки этого длинного пути, как мы полагаем, полезные для организации медицинского сопровождении любой новой сложной отрасли промышленности?

Исключительно важна была продуманная организация весьма полных качественных входных (предварительных) медосмотров не только для решения вопроса о допуске персонала к работе, но и как базовая характеристика состояния здоровья, являющаяся в последующем основой сопоставлений его показателей и воздействия изучаемого фактора [5, 10. 12, 14].

Была установлена и оправдала себя практика увеличения объема и частоты периодических медосмотров в пусковой период — с опорой на подробные максимально точные сведения об уровнях воздействия в текущей работе и возможных нештатных ситуациях. В отличие от многих других отраслей речь шла не только о состоянии рабочей среды, но и о прямых параметрах индивидуальной экспозиции (доза облучения конкретного человека) [1, 2, 10, 13].

Одновременно постоянно проводился персонифицированный и групповой анализ данных о состоянии здоровья, в сопоставлении с количественными характеристиками профессиональной экспозиции [1, 3, 14].

Удалось в ближайшие годы достичь соглашения о регламентированной возможности прекращения на определенный срок контакта с фактором, неблагоприятное воздействие которого на здоровье предполагалось (по уровню облучения) или было установлено по характерным начальным изменениям здоровья. Последующая оценка эффективности этой лечебно-профилактической меры и принятие окончательного решения о постоянном рациональном трудоустройстве были, таким образом, обоснованными и логичными [5, 12].

Осуществлялись срочное квалифицированное расследование аварийных ситуаций с реконструкцией условий и доз облучения, экспертная оценка здоровья их участников, оказывалась квалифицированная медицинская помощь пострадавшем [5, 13. 20].

Наиболее полно ситуация по пусковому периоду отрасли, особенно неблагоприятному в 1948— 1957 гг. по уровню облучения в когорте — 20 тыс. лиц, участвовавших в этих работах, изучена и обобщена в публикации по ПО "Маяк" в Озёрске [1, 7, 8, 15-17 и др].

Сводные данные по этим публикациям, систематизированные нами в виде табл. 1, дают количественную характеристику основных детерминированных эффектов (общие и местные лучевые поражения, сочетанные травмы), а также отдаленных последствии.

Следует указать, что близкие характеристики, но количественно существенно меньшие и менее точные, были получены по пусковому периоду других предприятий отрасли [3, 4]. По острым лучевым заболеваниям создан специальный отраслевой регистр. Четыре аварии, затронувшие большие группы персонала и населения, были обобщены позднее в специальных публикациях [2, 5, 20].

Сходную ситуацию по стране в целом демонстрируют и некоторые отрасли науки, медицины и других видов промышленности с длительным периодом их развития, а также достигнутым в них радикальным улучшением условий по уровням облучения (рентгенорадиологи, производство светосостава и др.) (3, 4, 8, 10].

Основные последствия профессионального облучения на ПО «Маяк»
Нозологическая форма Диапазон доз. Численность Непосредственный исход Отдаленный период Примечания

Острая лучевая болезнь (ОЛБ) 1,5—9,8 Гр 41 человек Летальный исход — 7 случаев Наблюдение до 40 лет. Основные последствия МЛП и катаракта Возрастная структура смертности и заболеваемости — обычная

Хроническая лучевая болезнь (ХЛБ) Более 1 Гр в год 1—4 Гр 2 летальных исхода. Восстановление у 90%, прекративших или снизивших уровни облучения в течение 1-3 лет. Ранние последствия облучения в больших дозах — лейкозы (11 случаев) Умерли за 50 лет наблюдения 1064 человека (средний возраст 65 лет, средняя доза 3,1 Гр). Живут 1200 человек (средний возраст 76 лет, доза 2 — 6 Гр) Увеличение доли злокачественных опухолей (лейкоз, рак легкого и др.) в заболеваемости и смертности лиц, начавших работу в пусковой период в 1,5 — 2,0 раза

Местные лучевые поражения (МЛП) Дозы более 3 Гр до десятков Гр 206 случаев У большинства — заживление, в части случаев — язвы и локальные ампутации Дистрофические изменения кожи, ногтей, один случай рака кожи Жизненный статус прослежен у 140 человек в сроки до 40 — 50 лет

Микроповреждения (наколы кожи с аппликацией РВ) 400 случаев с раневым повреждением в большинстве — без общих и местных проявлений радиационного воздействия (последствия травмы 1/3) Наблюдение продолжается по общим клиническим показаниям; резорбция нуклида из места аппликации минимальная. Единичные рубцы и изъязвления. Два случая кератомы

Пневмосклероз плутониевой и смешанной этиологии (ППС) Дозы на легкое 1,3—11,8 Гр 123 случая Смерть от ДН 2 — 3 в периоде формирования — 6 случаев Длительное течение практически без прогрессирования у основной группы наблюдающихся Сочетание в части случаев с опухолями крит-органов. ИОР легкие — 2,3-7.1, печень — 1,3-5,2, кости — 4,1

Неукоснительное проведение профилактических и гигиенических мероприятий вместе с усовершенствованием технологии отрасли и последовательным ужесточением нормативов облучения (Франк Г.М., Летавет А.А., Бурназян А.И. от 30 до 5 бэр/год), в течение первых 10—15 лет нормализовали обстановку на предприятиях атомной промышленности [17, 18].

Своевременный перевод (по дозе или ранним клиническим проявлениям) обеспечил восстановление здоровья большинства лиц из 2300 больных хронической лучевой болезнью (ХЛБ). В первые 10 лет умерли два пациента с тяжелыми проявлениями ХЛБ и одиннадцать человек в большинстве с высокими дозами облучения и трансформацией лучевой гипоплазии кроветворения в лейкоз. Позднее — на 10—15-й год от начала работы с высокотоксичным нуклидом (плутоний) в сочетании с одновременным внешним облучением было диагностировано 123 случая плутониевого и смешанного пневмосклероза, от прогрессирующего пневмофиброза и дыхательной недостаточности (ДН) II — III умерли в первые 10 лет 6 человек. Превышение содержания нуклида в их легких достигало десятков и иногда было выше 250 предельно допустимого содержания (ПДС). От ОЛБ непосредственно умерли за 50 лет 7 из 41 заболевшего ею на ПО «Маяк». Возраст и структура смерти остальных, перенесших ОЛБ отдаленные сроки, были близки к обычному возрастному сроку [12, 18].

Мы считаем необходимым назвать эти цифры, характерные для десятков тысяч лиц, работавших на «Маяке», чтобы противопоставить их инсинуациям недобросовестных представителей СМИ и других малоквалифицированных деятелей, говорящих о многих тысячах жертв «атомного монстра» страны.

Исключительно важным уроком является выявленная при наблюдении высокая эффективность длительного перевода на другую работу (в том числе и прекращении профессионального контакта с излучением) у репрезентативной группы персонала в широком диапазоне доз. Был установлен их жизненный статус, оценена заболеваемость основными соматоневрологическими и онкологическими заболеваниями [12, 17].

Динамическое наблюдение в течение 40—50 лет за этой когортой порядка 20 тыс. человек показало, что единственным достоверным их отличием от контроля было увеличение в отдаленные сроки доли онкологических заболеваний в структуре летальных исходов. Основным среди них был рак легкого, существенным фактором риска для которого было поступление в организм высокотоксичного альфа-излучателя — плутония. В определенной связи со значительным превышением его содержания в организме находились и единичные случаи остеогенных синовиальных сарком и ангиосаркомы печени [1, 18].

К исходу 2—5 десятилетий от начала контакта у персонала первой когорты «Маяка» были выявлены опухоли различной локализации. В целом частота опухолей па весь контингент обслуживаемой отрасли (Минатом) России была близка к средней по РФ, обнаруживая сходную тенденцию к постепенному учащению (182—240x10-5 и 268—288x10-5) за 1991—1997 гг. [1, 12].

Однако в определенных группах персонала, начавшего работу в 1948 —1957 гг., особенно в контакте с плутонием, фактическая заболеваемость раком легких и печени при общем облучении кроветворной ткани превышала ожидаемую (табл. 2).

В целом даже при наличии опухолей средний возраст умерших от них был 65 лет (средняя доза 3,1 Гр), что выше, чем в РФ. Продолжают жить 1200 человек, перенесших хроническую лучевую болезнь (ХЛБ). Возраст 75—77 лет — сроки их жизни и не зависят от величины суммарной дозы (средняя доза 2,6 Гр).

Локальные аварийные ситуации с облучением отдельных лиц из персонала имели место в отрасли также преимущественно до 1971 г. В 1986 г. произошла самая крупная радиационная авария на Чернобыльской АЭС с развитием ОЛБ у 134 человек с летальным исходом в 28 случаях.

Всего по отрасли за 50 лет было порядка 34 аварийных инцидента и аварий, прямо связанных с технологией отрасли и ошибками персонала [20], с числом пострадавших 118 и летальным исходом у 13 человек.

При средних дозах до 0,2 Гр возраст 4100 лиц из персонала «Маяка», принимавших участие в ликвидации последствий аварии 1952—1957 гг. (к настоящему времени их возраст достигает 70 лет), каких-либо отличий от заболеваемости с контрольной группой среди них не выявлено.

Как уже говорилось, значительная доля лиц, начавших работать в 1948—1957 гг, то есть в первые годы деятельности отрасли, была по начальным клиническим проявлениям реакции на облучение или позднее — по уровню доз (> 1 Гр/год, >2,5 Гр суммарно) переведена в условия, исключающие воздействие радиации или снижающие ее уровень до принятого в те годы допустимого уровня (5 бэр/год). Это была высокоэффективная мера, полностью себя оправдавшая без какого-либо специального лечения.

В ближайшие 1—3 года после перевода на другие работы у части этих лиц, в основном по социальным показателям, на короткий срок устанавливалась, как правило, III, реже II группа инвалидности. Это позволило реализовать их переобучение, рациональное трудоустройство внутри и вне отрасли. До 90% переведенных по здоровью и социальному статусу были полностью реабилитированы. Они успешно долгие годы (с превышением льготного пенсионного возраста) работали. Их судьбы прослеживаются длительно в специальных целевых регистрах, позволяющих оценить их жизненный статус, основные заболевания и причины смерти — в случае ее наступления. Продолжается в течение 30—50 лет персонифицированное наблюдение за значительной частью когорты, позволяющее оценить индивидуальные аспекты семейной, трудовой реабилитации и объем необходимой им помощи по состоянию здоровья.

Очевидна стала значимость социальной мотивации и личностных свойств человека, даже при наличии у них определенного дефекта в состоянии здоровья.

Крупные аварийные ситуации, затронувшие большие группы населения, являются предметом специальных обобщений. Случаи ХЛБ были верифицированы лишь у ограниченной группы лиц (66 человек), проживавших в районе максимального сброса активных отходов в р. Теча (доза > 1,7 Гр), в отдельных когортах была отмечена избыточная (в 1,4 раза) смертность от лейкемии (50 ожидалось, и 71 случай лейкоза возник). Избыточная смертность по сулидным ракам не превышала 3—5 %, то есть не была статистически значимой. Специальному изучению было подвергнуто состояние здоровья детей и внуков персонала и населения загрязненных зон. Незначительные изменения были выявлены только среди детей, облученных в период внутриутробного развития. Несколько выше у детей персонала «Маяка» была частота хромосомных аберраций лимфоцитов периферической крови без закономерной ассоциации с какими-либо клиническими проявлениями. У взрослых женщин, бывших детьми в период максимальных выбросов в городскую среду закрытого города изотопов йода, наблюдалось учащение узелковых образований в щитовидной железе.

Адекватного контроля по полноте и тщательности полувековых наблюдений по ПО «Маяк».

Заболеваемость ЗНО среди работников ПО «Маяк», приступивших к работе в 1948—1958 гг. [1]
Численность когорты 12519 человек Ожидаемое число ЗНО — 699 Наблюдаемое число — 981 Избыток — 282

Опухоли легкого 173 325 152
Опухоли печени 27 48 21
Лейкоз 17 40 23

Примечание. Выявлена зависимость от дозы > 2,5 Гр (5—10 % в прогнозе к спонтанному уровню) и его региону нет. Вклад работавших там врачей и технологов в оздоровление контингентов и в понимание проблемы радиационных эффектов трудно переоценить. Понятен особый интерес к их данным зарубежных коллег.

Особая ситуация возникла в интерпретации данных по итогам более чем 15-летнего наблюдения за лицами, вовлеченными в аварию 1986 г. на ЧАЭС.

Основные данные, необходимые для сопоставления эффектов с условиями облучения, к настоящему времени достигают приемлемой полноты в отношении отдельных групп участников событий. Неопределенность достигает при расчете максимально — 5, по групповой дозиметрии — 3 и инструментальной — 0,5. Эти величины в ограниченных группах были проверены цитогенетическим методом и методом ЭПР-эмали зубов. Они показали удовлетворительное приближение к официальной оценке диапазона средних доз для 90 % лиц [2, 20].

Средние дозы для персонала ЧАЭС в наиболее неблагоприятный период работы (1986—1987 гг.) составляли 87 —151 мГр. Для непосредственных участников аварии и в частности больных ОЛБ они были, естественно, выше и отличались вполне удовлетворительной точностью (± 30—11 %). Только у 37 из 208 лип со средними прямыми измерениями доза на щитовидную железу превышала 1,0 Гр (у 9 человек была 10—13 Гр). У них была проведена адекватная коррекция легкого гипотиреоза. У ликвидаторов — военнослужащих того же периода работы дозы составили 110—63 мГр, то есть даже в предположении о возможности их пятикратного превышения, они составляли < 0,7 Гр (были ниже порога развития легкой степени ОАБ). Аналогичные данные получены для других групп (< 82 мГр — не более той же возможной неточности в сторону занижения < 0,4 Гр). Численность участников ликвидации последствий аварии за первые 2 года ~ 230 тыс. Превышение могло касаться 1—3 /о группы.

Распределение населения по уровням суммарных доз внешнего облучения в зонах жесткого контроля показывает, что менее 20 % лиц могли подвергнуться облучению суммарно в дозе 50 — 100 мЗв и лишь 3 % — > 100 мЗв.

Таким образом, следует признать, что решения по нормативам поставарийного облучения были достаточно консервативны. Их соблюдение обеспечивало отсутствие детерминированных эффектов у всех этих лиц. Доля лиц в диапазоне доз, в которых, по научным данным, можно было ожидать в свете принятых концепций выявления стохастических последствий, очень мала, и сдвиги показателей не достигают уровня статистической надежности.

Единственной когортой повышенного радиационного риска, который и реализовался через 5 лет, за последующие годы в виде учащения опухолей щитовидной железы — были дети, особенно бывшие в раннем возрасте в момент интенсивных выбросов изотопа йода. НКДАР приводит в докладе 2000 г. по России, Украине и Беларуси цифру 972 случая среди 10,6 млн. детей этой группы риска.

Вместе с тем литературные данные по Чернобылю полны сведений о неблагополучном состоянии здоровья всех групп населения по их соматоневрологическому статусу, поведенческим реакциям, отказу от активной трудовой деятельности, высокой частоте инвалидности в работоспособном возрасте, готовности к суициду, психическим расстройствам.

Облик участника чернобыльских событий очерчен при этом многими общими характерными признаками. Это преобладание нерезко выраженных болезней психосоматического круга или их отдельных элементов, изменения в эмоциональноволевой сфере, конфликтофильность, идеи «пожизненного ущерба, нанесенного властью и обществом», фиксированные ассоциации любого проявления с участием в аварии, слабая трудовая мотивация, реакции на неутоленные социальные претензии и поиск неадекватных приемов смягчения напряженности и преодоления трудностей (алкоголь, мысли о суициде). На помощь «диагнозу чернобыльского синдрома» приходит «подкрепление» субъективных проявлений данными специальных параклинических исследований (цитогенетика и цитохимия, психофизиологическое тестирование вне рационального психоанализа, «находки» врожденных дефектов морфологических структур и сдвигов гемодинамики — УЗИ, КТ, ПЭТ на фоне ряда сопутствующих заболеваний (артериальная гипертония, атеросклероз, ишемическая болезнь сердца). Измеримый характер радиационного фактора создает иллюзию значимости дозы при различиях в них на уровне точности измерения (5 и 10 бэр!).

Необходимо «встроить» материалы по Чернобылю в общую систему обширных знаний по радиопатологии, провести адекватный полифакторный анализ сдвигов с уточнением, как правило, ничтожной доли собственно радиационного фактора. Надо дать реальную интерпретацию и обосновать тем самым меры помощи этим людям.

Целесообразно продолжать изучение возможного вклада радиационного фактора в частоту и исходы наиболее распространенных синдромов и заболеваний лиц трудоспособного возраста (артериальная гипертензия, ишемическая болезнь сердца, атеросклероз, остеохондроз) и их осложнений (инсульты различных типов, инфаркт миокарда, дисциркуляторные расстройства в различных органах и тканях).

Преемственность многолетнего наблюдения, сохранение огромного информационного массива данных в атомной отрасли, наличие квалифицированного персонала медиков, строго количественный подход к сопоставлению эффектов с экспозицией делают эти исследования уникальным примером взаимодействия промышленности и медицины.

Специального внимания заслуживает изменение в последние 30 лет контингентов, среди которых выявляются, хотя и немногочисленные, случаи общих и местных лучевых поражений. Это отнюдь не атомная промышленность и энергетика (два случая аварий критичности в Японии и России в 1993 и 2000 гг.) и отнюдь не население зон аварийных радиационных выбросов. Это ситуации, возникающие либо на мощных облучателях различного назначения (стерилизация, обработка резины и других изделий), либо при контакте с потерявшими контроль переносными радиоактивными источниками на основе изотопов кобальта, цезия, иридия и других, используемых в различных отраслях народного хозяйства (дефектоскопия, структурный анализ, контроль технологических масс и объемов).

Доступность последних, названных источниками-беспризорниками, при нарушении правил эксплуатации и хранения, вовлекает в число участников инцидентов не только персонал, но и население, в том числе детей. Преобладают случаи местных лучевых поражений, иногда со значительной тяжестью клинических проявлений. Оценка доз облучения и условий воздействия зачастую осуществляется с опозданием, как и компетентное суждение об этиологии и характере клинического синдрома.

Аварийные ситуации на максимальных по активности установках отличаются, как правило, значительной тяжестью и могут приводить к фатальному исходу (случаи в Богучарове, Чечне, Несвиже и в других странах (Италия).

Систематизация и анализ этих наблюдений в последние годы становятся актуальными для всех стран. Информация о подобных случаях, иногда возникающих в результате криминогенных ситуаций, представляет интерес для врачей общей практики и работников центров санэпиднадзора. Появились сведения (Польша, Панама, Испания, Россия) о тяжелых лучевых поражениях у пациентов при дефектах в программном обеспечении дозиметрии при лучевой терапии.

Возможны и имели место аварийные инциденты вне связи с основной технологией атомной энергетики (дефектоскопия на промплощадке). Все более актуальной задачей становится систематическое просвещение с адресным предназначением для широких кругов населения в целях адекватного ранжирования радиации среди других факторов риска и обоснование оптимальных решений, поведения и восприятия риска в контакте с источниками излучения.

Заключение. Мы попытались кратко систематизировать основные итоги опыта работы в области радиационной профпатологии и те полезные сведения, которые следуют из этого опыта. Они значимы и для более широкого круга врачей, чем только для работающих непосредственно в сфере атомной промышленности и энергетики.

Повсеместное снижение уровня облучения при сохранении значимости других профессиональных факторов обосновывает и еще одну сферу целесообразного контакта специалистов по радиационной медицине с профпатологами широкого профиля — изучение комбинированного воздействия факторов рабочей среды на человека.

Установление роли радиационного фактора из многих составляющих в комбинированном воздействии актуально сейчас практически для всех отраслей промышленности и народного хозяйства. Оно требует полного ознакомления и понимания сведений по действию отдельных факторов трудовой деятельности. Только это может стать основой рациональных мероприятий по нормализации условий труда и адекватной оценке связи изменений состояния здоровья с вычленением и регламентацией именно ведущего неблагоприятного фактора профессиональной деятельности или среды обитания. При пренебрежении этими принципами принимаются многие неадекватные меры, лишь затрудняющие деятельность и жизнь работающего человека.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Булдаков Л.А., Кошурникова Н.А., Кузнецова С.П. и др. //Бюлл. по атомной энергии. 2002. № 6. С. 44-51.
2. Гонзалес А.Х.., Гуськова А.К., Алексахин P.M. и др. // Бюлл. МАГАТЭ. 1996. Т. 3. С. 3..
3. Гигиена труда в атомной промышленности и энергетике //В кн.: Радиационная медицина / Под ред. Л.А. Ильина. — М.: ГНЦ — Институт биофизики, 2002. Т. 3, гл. 8. — С. 174—234..
4. Гуськова А.К. // В кн. Создание первой советской атомной бомбы. М.: Энергоатомиздат, 1955. С. 148-169..
5. Гуськова А.К., Байсоюлов Г.Д. Лучевая болезнь человека. М.: Медгиз, 1971..
6. Круглое А.К. Как создавалась атомная промышленность в СССР. ЦНИИАтомИнформ. 1994..
7. Медико-биологические и онкологические последствия радиоактивного загрязнения реки Теча / Под ред. А.В. Аклеева и М.Ф. Киселёва. М., 2001..
8. Международный симпозиум «Наука и общество». История советского атомного проекта (40-50). М.: ИздАТ. 1999. 528. — С. 331—450..
9. Михаилов В.Н. // В кн. А. Круглова. Штаб Атомпрома. — М.: ЦНИИ Атом Информ, 1998. — С. 385—387. .
10. Организация диспансерного наблюдения за лицами, работающими с источниками ионизирующего излучения / Под ред. А.К. Гуськовой. — М.: Атом-Излат, 1978..
11. Последствия от использования атомной энергии в России. — М.: ИздАТ. 1998. 335 // В кн. Атомная отрасль России: события, взгляд в будущее. Гл. 9. _ С. 233—246..
12. Радиационная медицина. Т. 2 / Под ред. Л.А. Ильина. — М.: ИздАТ, 2001..
13. Радиационные аварии: крупные радиационные аварии: последствия и защитные меры / Под ред. Л.А. Ильина и В.Л. Губанова. — М.: ИздАТ, 2001. 752..
14. Руководство по организации медицинского обслуживания лиц подвергшихся действии ионизирующего излучения / Под ред. А.А. Ильина. — М.: ЭнсргоАтомИздат, 1986. 180..
15. Сохина Л.П. Радиоактивные отходы — проблемы и решения (страницы истории). — Озёрск: ПО «Маяк», 2001.
16. Сохина Л.П. Страницы истории химико-металлургического завода 20 ПО «Маяк». — Озёрск, 1998..
17. Экологические и медицинские последствия радиационной аварии 1957 г. на ПО «Маяк» / Под ред. А.В. Аклеева и М.Ф. Киселёва. — М.: МЗ РФ ФУ«Медбиоэкстрем», 2001..
18. Ядерной науке и технике России 50 лет. Труды юбилейной конференции Министерства РФ по атомной энергии. 29—30.08.1995. — М.: «Авторы», 1996..
19. Mcltler F.A.. Upton A.C. Medical effects of Ionizing Radiation Sec. / Ed. W.B. Sanders Company Philadelphia USA..
20. Solouijcv V. et al. // In: Medial Management of Radiation Accident / Ed. J. Gusev, A. Guskowa, F. Mettler. — Washington: CRC Press, 2001.— Chapt. 9. P. 157—166. .
.
SUMMARY: The author analyzed results of medical service in atomic industry and power engineering over 50 years. Those results are beneficial for management in occupational medicine for any new complicated and potentially dangerous technology and activity.



Медицина труда и промышленная экология №3 2004 г.
 
Посмотреть дополнительно
· Список всех статей раздела Медицина и здравоохранение
· Список публикаций от автора: Юрий Украинцев


Самая читаемая статья: Медицина и здравоохранение:
Возможности и методы цифровой рентгенодиагностики и радиационной безопасности на


 
  
Производство и технологии
· ОПК в 2006 году по выступлению Сергея Иванова на ПМЭФ
· Представители General Motors нанесли визит компании "К и К"
· СОЖ и РМ-разные Эмульсолы
[ Перейти в раздел ]

Дизайн
www.cardesign.ru
· www.cardesign.ru
· Новости автодизайна. Дизайнеры. Конкурсы. Партнерство.

Техника Спецтехника
· В ГАИ Москвы появилась новая система видеонаблюдения
· Японцы оценили продукцию от "К и К"
· Дизайнеры K&K раскрывают секреты "Ирис" для Renault Logan
[ Перейти в раздел ]

Стройиндустрия
· Покупаем трубы б/у. Производим демонтаж магистралей, очистку. Пескоструй. Фаска.
· "АКВА-КОЛОР". Россия. Строительные краски и материалы. Материалы для творчества.
· Ремонт и строительство подъездных ж.д. путей
[ Перейти в раздел ]

Бизнес
· "Челябснабкомплект" предлагает трубы б/у (6500 р.т), лежалые, НКТ, СБТ, обсадные
· Предложения от турецкого производителя ERCE TEXTILE - трикотажная продукция
· Формат RSSB для обмена бизнес-информацией
[ Перейти в раздел ]

Вход для участников
Ник

Пароль

Регистрация

Опросы
Инвестиции в какой сектор могут наиболее способствовать сегодня общей динамике развития?

Жилищное и градостроительство. Коммуникации.
Машиностроение: транспорт, техника.
Станкостроение. Производство средств производства.
Приборостроение.
ВПК.
Агропроизводство. Продукты питания.
IT-технологии.
Электротехническое производство.
Добывающие отрасли. Химическое производство.
ТНП. Одежда. Обувь. Мебель. Бытовая химия.
Новые и ресурсосберегающие энергетические системы.



Результаты
Другие опросы

Голоса 111



Православный вэб-комплекс ЗОДЧЕСТВО
Спонсор вэб-проекта VINCHI GROUP : производство, размещение и модернизация вэб-ресурсов.
Наша искренняя благодарность руководству и сотрудникам фирмы VINCHI GROUP
за оказанное содействие в установке и запуске программного обеспечения портала.
This web site was made with PHP-Nuke, a web portal system written in PHP.
PHP-Nuke is Free Software released under the GNU/GPL license.